20:38 

«Останься со мной…» из цикла «Японские сны»

lib1
все, что нас не убивает, делает нас сильнее
Название: Останься со мной… из цикла «Японские сны»
Автор: liberty (lib1)
Фэндом: JE, KAT-TUN
Пейринг: АКаме
Рейтинг: PG-13
Жанр: AU, romance, angst
Предупреждение автора: Написано с искренней любовью к Каме и Джину, в честь двенадцатой годовщины со дня их знакомства. В тексте встречаются просторечные выражения. Никаких аналогий с историей.
Disclaimer: Автор ни в коей мере не претендует на жизнь и творчество героев. Все события выдумка.

@музыка: Rednex - Wish You Were Here (6)

@темы: проза, мои стихи, Японские сны, АКаме, fanfiction, Kamenashi Kazuya, KAT-TUN, Akanishi Jin

URL
Комментарии
2010-11-08 в 20:49 

lib1
все, что нас не убивает, делает нас сильнее
:heart: Дорогие друзья, ПЧ и все, кто читает мой дневник! :heart:
Сегодня особенный день для тех, кто любит Каме и Джина.
:heart: И мои Поздравления Мару, для него это тоже особенный день! :heart:
Я выкладываю свой новый рассказ из цикла «Японские сны».
Это мой подарок для Вас и для меня!
:sunny: Приятного прочтения! :sunny:


Rednex - Wish You Were Here









Останься со мной.



Ты будешь вечно одинок,
Пройдя хоть тысячи дорог,
Пока не встретишь на пути,
Того, с кем сможешь все пройти…
И будешь прятать страх и боль,
Борясь отчаянно с собой,
И проиграешь все равно,
Тому, кого ты ждал давно…




Пегая прихрамывала. Придется сделать крюк и заехать в деревню. Каме посмотрел на Джина, уверенно скачущего впереди. За эти несколько месяцев он привык к нему настолько, что без труда мог понять в каком настроении Джин даже по его спине. В последние дни что-то тревожило Джина, но он упорно молчал, а лезть с расспросами Каме не собирался.

Словно прочитав его мысли, Джин обернулся. Каме соскочил с Пегой и, похлопав по гладкой шее, пошел пешком. Джин тоже спешился. Теперь они шли рядом. Изредка Джин поглядывал на Каме, словно хотел спросить о чем-то, но так и не решался.

День был в разгаре. Пригревало совсем по-летнему. Лес закончился. Каме шел уверенно, словно уже бывал в этих местах. Джин шел рядом, всматриваясь и прикрывая глаза ладонью от слепящего солнца.

Они вышли к полю. Словно зеленое море, оно уходило до самого горизонта. Трава была густой и высокой. Хотелось упасть в нее и хотя бы на время забыть обо всем.
- Передохнём?!
Каме не ответил. Он свернул к полю, заходя все дальше в это зеленое море, и упал в траву. Джин бросился его догонять. Через минуту он уже лежал рядом, раскинув руки и глядя в бездонное небо. Лошади бродили тут же.

Джин закрыл глаза. Воспоминания нахлынули, словно прорвав завесы памяти.
Он бежал по такому же полю, расставив руки и веря, что вот-вот взлетит. Сестра бежала за ним и тоже хотела взлететь. Это ощущение детской радости, он совсем забыл его. И сейчас, вдыхая запах травы, почему-то вдруг вспомнил.
Вслед за этим он вспомнил сестру. Он почти забыл ее лицо. Он помнил ее маленькую ладонь, когда они, держась за руки, сбегали по склону. Он помнил ее растрепавшиеся волосы, которые скользили по его щеке, когда они вот так же лежали в траве и мечтали о будущем. Он помнил ее глаза – переменчивые, невероятного цвета. Иногда они казались зеленоватыми, иногда золотистыми, иногда почти черными, когда она злилась.
Он любил сестру. Он любил ее бесхитростной, детской любовью, которую не ощущал, но которая была нужна ему как воздух.
Он не смог ее забыть, даже став взрослым. Даже потеряв ее. Он не смог забыть. Она по-прежнему жила в его сердце. И он ничего не забыл.

Он вбежал в ее комнату, она сидела, закрыв лицо руками, и плакала. Она ничего не могла ему сказать. Через день ее увезут к жениху – ей исполнилось пятнадцать. Джин слышал, что тот богат и знатен. Но ни он, ни сестра, его ни разу не видели.
Сестре было страшно. Ей было страшно уезжать из родного дома, вот так навсегда, одной.
Она прижалась к Джину и плакала, уткнувшись лицом в рубашку, а он гладил ее по голове и не мог говорить.
Он хранил эту рубашку долгие годы, словно слезы сестры могли сделать его сильнее.
Уезжая, она улыбнулась ему, она хотела, чтобы он запомнил ее прежней. И он ее помнил.
Вернее, вспомнил теперь.

Джин открыл глаза. Каме склонился над ним. От неожиданности Джин снова закрыл глаза и когда открыл, Каме сидел рядом, как ни в чем не бывало.
Джин тоже сел.
- Что с тобой? – спросил Каме, стараясь поймать его взгляд.
- Ничего… все нормально…
Джину не хотелось говорить о снах и предчувствиях: «В конце концов, я не гадалка и в это не верю…»
- Пора, – Каме встал и неторопливо двинулся в сторону дороги, свистом подзывая Пегую.
Джин двинулся за ним.

Солнце стояло уже высоко, когда они, заплатив кузнецу, покидали деревню. Впереди был еще длинный путь, и они снова скакали рядом.

Они были в дороге весь день, лишь однажды позволив себе короткую передышку. Пополнив запасы воды, они скакали, пока впереди снова не показался лес.
Солнце почти село, и пора было подумать о ночлеге.
Они углубились в лес, уходя от дороги. Джин ехал за Каме, прислушиваясь к шорохам и редким крикам ночных птиц. Они ехали почти бесшумно. Лошади скользили между деревьев, выбирая просветы в зарослях и обходя поваленные деревья.
Впереди открылась небольшая поляна. Подходящее место для ночлега. Каме спешился, махнув рукой Джину. Они привязали лошадей и разожгли костер. Они сидели у костра и не торопясь ели.
Солнце давно село и лес погрузился во тьму. Костер прогорел, и только угли добавляли немного света, делая тени не такими черными.
В этом сумраке Джин почти не видел лица Каме. Он видел лишь смутные очертания. Каме разворошил костер, присыпая землей последние угли.
Джин невольно засмотрелся на него. Ему нравилось, как Каме движется. Было в его движениях что-то завораживающее, что-то скрытое и притягивающее. Словно он старательно прятал от постороннего взгляда свою настоящую силу. При всей внешней хрупкости Каме был достаточно силен. Джин в очередной раз вспомнил их первую встречу: «Не хотел бы я быть твоим врагом, Каме…»
Словно прочитав его мысли, Каме обернулся. Даже в темноте Джин понял, что он улыбается.
«Он видит меня насквозь. Я ничего не могу от него скрыть!» – Джин расстелил под деревьями плащ.
Луна еще не взошла, и лес погрузился в полную тьму.
Джин почувствовал, как Каме лег рядом, положив руки под голову. Даже не видя его, Джин знал, что Каме лежит на спине и смотрит в небо.
Он тоже посмотрел вверх. Небо было усыпано звездами. И смотря на эти звезды и прислушиваясь к дыханию Каме, Джин не заметил, как уснул.

***

За ночь похолодало. Джин проснулся, вдыхая сырой утренний воздух и слушая тихое фырканье Верного, почуявшего, что хозяин не спит. Силуэты лошадей едва проступали в предрассветном тумане.
Джин повернул голову, стараясь не разбудить Каме. Край плаща укрывал их обоих. Он наслаждался теплом и таким редким мгновением полной безмятежности. Он хотел продлить хоть ненадолго это странное чувство близости.
Он смотрел на Каме, которого любил так же, как свою сестру. Он любил его, как любят близкого человека, не видя недостатков. Как любят ребенка, не обращая внимания на то, красив он или нет. Джин больше не мог быть объективным. Каме вошел в его сердце, словно был там всегда. И Джин принял его. Каме заменил ему всех. И находясь рядом с ним, Джин всегда чувствовал себя нужным и сильным.

Каме спал, и Джин смотрел на него. Он смотрел на бледное и такое серьезное, даже во сне, лицо. Он смотрел на упрямый подбородок, на обветренные губы, на тонкий нос, на смуглые от копоти скулы. Он мог бы смотреть бесконечно. Он чувствовал Каме, как часть себя. Как свое дыхание, как свое сердце, как свое тело.
Он давно отвык размышлять о чувствах. Он перестал размышлять о них, с тех пор как потерял сестру и оставил дом. Сейчас, глядя на спящего Каме, он неожиданно вспомнил то, что было запрятано в самых глубинах его памяти. Он вспомнил мать.

URL
2010-11-08 в 20:51 

lib1
все, что нас не убивает, делает нас сильнее
***

Известие пришло неожиданно. Мятежники захватили замок. Он был разграблен и сожжен. Судьба не пощадила сестру.
Джин слушал рассказ монаха, и что-то умирало в нем. Мать не проронила ни слова, и только ночью он слышал, как она плакала, стоя на коленях в часовне. Она простояла всю ночь.
Утром она долго говорила с монахом, потом пришла в комнату Джина: «…ее больше нет. Ты должен поехать с ними. Ты должен сделать это для сестры. Завтра…»
Он впервые почувствовал себя взрослым. Он поймал взгляд матери и увидел тоску. Она не плакала, она смотрела ему в глаза, запоминая каждую черточку его детского лица.

Он бежал по траве, пока не упал обессиленный. Он не верил. Его детское сердце не верило в смерть. Он смотрел на небо и видел глаза сестры, слышал ее смех, чувствовал тепло ее рук. Он не мог плакать. Он слишком любил ее. И он не мог предать ее земле или небу. Он встал и пошел назад. Он решил, что исполнит свой долг и будет молиться за сестру, а потом он найдет ее, обязательно найдет.
И это примирило его с решением матери.
Он проснулся, чувствуя теплую ладонь на щеке. Мать сидела на кровати и смотрела на него. Потом она наклонилась и поцеловала его в лоб. Он вдохнул и навеки запомнил ее запах, запах материнской любви. У нее были влажные глаза, но она не плакала. Она улыбнулась. Спустя годы Джин понял эту улыбку. Она, как и сестра, хотела, чтобы ему было легче.

Спустя годы он понял, какой бывает любовь слабых женщин.
Женщин, которые наравне с мужчинами умирали, защищая своих детей. Которые вставали под пули, чтобы разделить участь своих мужей. Которые плевали в лицо насильникам и мародерам. Которые отрезали волосы, скакали на лошадях и бились насмерть, уступая в силе, но побеждая в ярости.
Женщины, сколько слез они пролили, теряя любимых, оплакивая отцов и сыновей. Сколько бессонных ночей, сколько нерастраченной и несбывшейся любви умерло в их сердцах. Сколько детей вырастили они, так и не дождавшись своих мужей. Слабые женщины, обладающие единственной силой… Силой любви. И веры в свою любовь. Слабые женщины…

Только спустя годы он узнает силу материнской любви. Через три дня после его отъезда мятежники подойдут к стенам города. И три долгих недели будет длиться осада, и ни один дом не сдастся без боя. И это задержит мятежников, и королевская конница настигнет их здесь, в городе. И вырезая, как бешеных псов, припомнит им все. И главарей повесят на площади, на глазах у оставшихся горожан.
И мать останется живой только в его памяти. И ему будет сниться ее лицо, и запах меда, и ее мягкие губы, и теплые пальцы. Только во сне она будет приходить, чтобы снова поцеловать его в лоб. И с каждым годом все реже.

***

Каме смотрел на Джина. Смотрел на лицо, которое он видел каждое утро вот уже несколько месяцев. К которому он привык, и которое сделало его жизнь еще более странной. Его жизнь изменилась.
Изменилась, потому что рядом был Джин.
И это сделало его жизнь невыносимой. Он потерял покой. Он стал слабым.
Страх поселился в его душе, заставляя вздрагивать по ночам и хвататься за меч. Этот страх проникал в самое сердце, заставляя учащенно биться по ночам. Он заползал в мозг, лишая хладнокровия и заставляя сжиматься желудок. Страх за Джина. И это было невыносимо.
Одиночество сыграло с Каме злую шутку. Джин стал тем человеком, с которым он сблизился и которому был обязан жизнью. Это делало его единственным, ради которого… дальше Каме никогда не думал.
Это было слишком мучительно для него…

Проснувшись, Каме увидел Джина. Джин смотрел на него и не видел, словно был где-то далеко, в своих мыслях. Он словно заснул с открытыми глазами. И глаза эти были больными. И эта боль перетекала в сердце Каме, а он ничего не мог сделать, даже вздохнуть. Потом Джин моргнул и очнулся. Боль отпустила, и Каме смог дышать.

Взошло солнце, мир снова стал прежним. Джин как будто проснулся от тяжелого сна, он улыбнулся. У Каме сжалось сердце – таким беззащитным выглядел Джин, пытаясь скрыть свои чувства. Каме отвернулся. Он точно не собирался пугать Джина своим смятением. Хватит и того, что он почти читал мысли Джина, когда видел его глаза. И Джин чувствовал это. И потому они еще были вместе. То, что не было сказано, словно и не существовало… Единственная и последняя свобода… Свобода любить… кого хочешь…

***

И снова они проскакали весь день. Каме видел, что Джин расстроен. Что-то не давало ему покоя.
Последние теплые дни наступающей осени. Она подкрадывалась незаметно, окрашивая золотом верхушки деревьев и смывая дождями летнюю пыль. Днем по-прежнему пригревало солнце, но ночи становились все холоднее.

Вечером, сидя у костра, они пили вино из фляги и смотрели на огонь. Вечер казался удивительно тихим. Ветра не было, от костра шел жар, вино расслабляло. Хотелось сидеть вот так у костра, не думая ни о чем.
Казалось, мира не существует, а есть только эта поляна, костер на ней, фляга с вином и сидящий рядом Джин. Каме смотрел на пламя, потом на руки Джина, потом на лицо Джина. Он не испытывал ни к кому похожих чувств. Он даже не заметил, что костер почти прогорел.

Джин подкинул дров, посмотрел на Каме и его словно прорвало. Он рассказал ему о сестре и о матери, умолчав только о своих снах. Он рассказал о годах, проведенных с монахами, о своих походах и службе наемником.
Каме слушал, впитывая волнение Джина, он словно прожил с ним эту жизнь. И когда Джин замолчал, Каме протянул ему флягу и рассказал о себе. О походах с братьями, где он получил первый военный опыт. О скитаниях и странах, куда его забрасывала судьба. О цирковой труппе, в которой провел три года. Об учителях, которые научили его не расслабляться ни на минуту. О поручениях, которые могли стоить жизни, но за которые платили золотом.
Он умолчал только о ранах и одиночестве. И о том, что так и не научился мириться с потерями.

В тот последний поход… Когда старший брат вдруг осел, и кровь, заливая нагрудник, хлынула горлом, он потерял голову. Он рванулся вперед, рубя все живое, что попадалось на пути. Он ничего не простил и когда, липкий от чужой крови, вернулся к брату, тот только хрипел, сжимая в руке кинжал. Единственное, что осталось в память об отце.
Он молча похоронил брата и понял, что любовь делает его уязвимым. Он больше не хотел ни любви, ни потерь.
Потом он встретил Джина. И это было то, что он не мог рассказать.

Костер догорал. Луна еще не взошла, и звездное небо было единственным украшением этой ночи.
Они лежали рядом, допивая вино и слушая друг друга. И весь мир принадлежал только им, и этот лес, и это небо, и эти звезды. И лошади, мирно дремавшие под кронами деревьев, и ветер, шевеливший волосы, и эта трава – все вокруг принадлежало им. И это ночное спокойствие, и этот наползающий туман, и крики ночных птиц – все это только для них двоих, заснувших прямо посреди разговора.
Они спали, не касаясь друг друга, и только волосы, спутанные ветром, их делали ближе. Последняя теплая ночь наступающей осени.

***

Ледяной ветер пронесся по коже – опасность… Рука привычно скользнула к мечу… которого не было.
Джин открыл глаза. И тут же получил удар в лицо. Не давая опомниться, они напали. В лунном свете Джин не успел никого разглядеть, он только видел, что их много.
Он дрался с ожесточением и, отбрасывая нападавших, отмечал, что на их место тут же вставали новые. И он не видел Каме. Окружая, его теснили к центру поляны, не давая уйти к спасительному лесу. Джин понимал это. Отбиваясь, он развернулся, надеясь увидеть Каме, но вокруг были только черные силуэты врагов. Сильный удар по затылку сбил его с ног. Джин осел, упав на колени. Его тут же прижали к земле, стягивая руки ремнями. Потом, протащив, привязали к ближайшему дереву.

Наступил рассвет. Сырой и холодный. Джин пришел в себя. Затылок болел и все тело ныло. Он открыл глаза и увидел то, что не мог видеть в ночной тьме.
Повсюду были вооруженные люди. Кто они, Джин не знал, их герб был ему не знаком. Они были хорошо вооружены и обучены, он понял это по тому, как их захватили ночью.
Джин снова подумал о Каме и принялся внимательно осматривать поляну.
Каме не было. Джин надеялся, что Каме жив и, может быть, ему удалось уйти в лес.

Он увидел Пегую, привязанную к седлу чужой лошади. Потом увидел Верного, встающего на дыбы под незнакомым седоком.
«Каме не ушел бы без меня», – эта мысль пронзила его своей очевидностью.
И впервые в жизни Джин почувствовал, как болит сердце. Он вздохнул, боль отпустила, но не прошла совсем. Она ушла вглубь, жаром разливаясь в груди, при каждом вздохе напоминая о Каме.

Так прошел день. На Джина никто не обращал внимания, словно его и не было. Отряд готовился к походу, ждали лишь ночи.

Джин наблюдал. И наблюдая, он постоянно напрягал и расслаблял мышцы. Ремни были хорошо затянуты, руки немели, но он не сдавался. За свою жизнь он научился многому. И он всегда знал, что когда-нибудь умрет. Но пока он жив, он будет бороться до конца. И это рождало в его душе спокойную уверенность в своих силах.

Как только стемнело окончательно, отряд двинулся. Джина отвязали от дерева и, стянув крепче ремни, бросили в крытую повозку. Он упал лицом вниз, и в затекшее тело впились тысячи иголок, разгоняя застывшую кровь. Каждая рытвина отдавалась глухой болью в голове. На мгновение он провалился в забытье.

Он снова лежал на поляне рядом с Каме. И Каме смотрел на него. И зрачки его глаз были черны, как ночное небо. И он наклонился совсем близко к лицу Джина и что-то сказал. Джин не расслышал и невольно придвинулся ближе. И увидел лицо сестры. Не детское и нежное, которое он почти забыл. Это было другое лицо. Красивое и печальное лицо женщины, но почему-то Джин знал, что это она.
Сестра улыбнулась ему…

Джин очнулся. Кто-то тряс его за плечо.
Радость на минуту затуманила мозг. Джин открыл глаза.
Это был не Каме. Разочарование оглушило волной новой боли. Джин вздохнул, и боль отступила.

Это была она. Сестра. Сон и реальность смешались в его голове. Сестра разрезала ремни, растирая его занемевшие руки.
Он смотрел на нее и не верил глазам. Она плакала и смеялась. Потом прижалась к нему, совсем как в детстве, только теперь он был больше нее и сильнее.
Джин обнял ее и прижал к груди, еще не веря, что это не сон.

URL
2010-11-08 в 20:53 

lib1
все, что нас не убивает, делает нас сильнее
Rednex - Wish You Were Here



***

Сестра сидела рядом, держа его за руку, и говорила… говорила... Джин слушал ее, всматриваясь в лицо, которое узнавал заново.
Это была горькая и короткая история ее любви. Узнав о приближении мятежников, муж отправил всех женщин из замка на юг, к своему брату. Он убедил ее, что они расстаются на месяц, что королевская конница на подходе, и он ничем не рискует. Даже сейчас, вспоминая его слова, она загрустила.

Вернувшись домой через месяц, она ползала по пепелищу, пытаясь хоть что-то найти из вещей мужа. И нашла только почерневшее кольцо. Оно лежало в щели между плитами в спальне, засыпанное пеплом. И сжимая это оплавленное кольцо в руке, она полюбила своего мужа. После смерти.

Три года спустя она вышла замуж за его брата. Он был так похож на ее мужа. И он любил ее. Она хотела изменить свою жизнь. Вернуть себе хоть немного любви и радости.

Мир вокруг изменился в одночасье. Внезапная смерть короля, и трон перешел к его младшему брату. Мир, который с таким трудом удерживался на протяжении десятилетий, рухнул. Бароны снова взялись за передел земель.
Один из таких отрядов и возглавлял ее муж. Легкость, с которой он захватил близлежащие земли, опьянила его, затуманив разум быстрой победой. Всех, кто попадался на пути отряда, хватали и заставляли присягать на верность барону. Отказавшимся грозило только одно – смерть. Приняв Джина за наемника, ему сохранили жизнь.

Слушая сестру, Джин не заметил, как наступил рассвет. Глядя в ее взволнованное лицо, он неожиданно спросил.
- Со мной был друг… – голос дрогнул.
Казалось, сердце замерло и перестало биться. Просто остановилось, холодея в груди, в ожидании ответа.
- Он жив, – просто сказала она.
Джин так волновался, что не расслышал ответа. Он смотрел в ее глаза, не понимая, что же она ответила.
- Он жив, – повторила она. - Он там, с остальными. Как только мы остановимся, его отпустят.
Сестра снова прижалась к Джину, счастливо вздохнув.
Он погладил ее по голове, вдыхая знакомый запах и вспоминая о матери.
«Может быть, это запах любви?» – думал он, накрывая рукой ее мягкие волосы.

***

Это была странная ночь. Каме давно не мог расслабиться. Он все время был напряжен, постоянная борьба с собой изматывала. Он устал от недосказанности и какой-то неудовлетворенности. Он подумал, что пора заняться настоящим делом. Снова податься в наемники или поступить на службу к королю. В последнее время он много думал, слишком много думал, и мысли эти были о Джине.

В ту ночь он расслабился, он позволил своим желаниям одержать верх. Он слушал Джина, забывая обо всем. Он закрыл глаза и слушал голос. И этот голос был опаснее голосов тысячи сирен. Он проникал в самое сердце, зажигая в крови огонь, воспламеняя странные надежды, пробуждая забытые желания. В нем было все, чего так хотелось и чего ему не хватало все эти годы. Страсть и боль, обещания и надежды, любовь и вера.
Слушая Джина, ему хотелось раствориться в ночном небе, стать крошечной далекой звездой, легким ветром, чтобы только исчезнуть и не дать себе ни единого шанса сказать это вслух.

И он пил вино, с каждым глотком погружаясь в свой мир. Он помнил, как рассказывал о себе. Помнил, как слушал Джин, опираясь на локоть и глядя ему в лицо. Помнил, какими были его глаза.
Глаза, которые не умели лгать. И, посмотрев в эти глаза, Каме понял все.
Странная ночь. Ночь откровений и ненужных слов.


Каме успел нанести только один удар. Он метнул кинжал в надвигающееся черное тело. И это было единственное, что он успел сделать. Охнув, враг завалился на него, и пока Каме скидывал грузное тело, этих секунд хватило, чтобы прижать его к земле. Их было много, он почувствовал, как они вцепились, выкручивая руки и стягивая ремнями ноги. Чьи-то пальцы безжалостно сдавили горло, в лицо пахнуло таким смрадом, словно сама преисподняя была перед ним. Не раздумывая, Каме нанес удар головой. Хватка на шее ослабла, он рванулся вперед, пытаясь подняться. Сильный удар сзади оглушил его.
Красная пелена плыла перед глазами. Чувствуя, что теряет сознание, он повернул голову, чтобы увидеть Джина… и получил удар в лицо. Он больше не чувствовал боли. Он больше ничего не чувствовал, ни как в горло влили какую дрянь, ни как его волокли к лесу.

Он пришел в себя только вечером, когда его тащили к повозке. Горло саднило, голова кружилась, его мутило, но он пришел в себя. Память постепенно возвращалась. Руки и ноги были крепко стянуты. Тело казалось чужим. Он впервые рассмотрел своих врагов. И увидел герб.
Каме узнал этот герб сразу. Он врезался ему в память, сжигая сердце ненавистью. Ненавистью, вытесняющей боль. Боль его потери. Герб врага – человека, убившего его брата. Человека, до которого он хотел добраться, и не смог. Тогда не смог.

Связанные за спиной руки ломило. Стянутые ремнями ноги затекли. Злость придавала сил. Каме напрягал и расслаблял мышцы, заставляя кровь двигаться. Он попробовал растянуть ремни. Если бы он был в сознании, когда его связывали, он применил бы старый трюк – напряг мышцы, пока руки связывают, и потом расслабил их, и тогда ремни не впились бы так туго.

Джин. Каме не мог думать о Джине. Он запретил себе думать о Джине. Он должен был думать только о брате. И о долге, который еще не отдал.

Ненависть делала его сильным. Ненависть. Не любовь.

Тот, кто связал его, знал свое дело. Но и Каме не зря провел три года в цирковой труппе. Он подтянул связанные ноги к груди и почти без труда протащил их назад через кольцо стянутых за спиной рук. Теперь связанные руки были перед ним. Он усмехнулся. Хорошо, что никто не связал руки и ноги за спиной вместе. Но кому придет в голову встретить в лесу бывшего акробата. Он подвигал руками, восстанавливая кровообращение, и потянулся зубами к узлу. Через пять минут руки были свободны.

Взошла луна. Каме тенью скользнул к передку повозки. Он рванул возницу на себя, затыкая ему рот, перехватывая и удерживая вожжи. Потом связав теми же ремнями, которыми был связан сам, столкнул его вглубь повозки. Короткий меч, нож и плащ возницы пришлись весьма кстати. Он прислушался. Сквозь ночные звуки явно слышалось фырканье лошадей и мерный топот копыт.
Ночной ветер освежил лицо, разгоняя последние остатки боли. Накинув плащ и управляя повозкой, Каме всматривался во тьму. Спереди и сзади ехали вооруженные люди. Они ехали в ночной тьме, напоминая призраков. Это был довольно большой отряд. Теперь, когда он был почти свободен, он мог думать о Джине. И он думал о нем.

URL
2010-11-08 в 20:55 

lib1
все, что нас не убивает, делает нас сильнее
***

Ночь закончилась. В предрассветном тумане отряд менял направление, сворачивая с дороги к лесу. Джин слышал, как переговаривались всадники, выбирая место для лагеря. Углубившись в лес и найдя подходящую поляну, отряд остановился.

Джин спрыгнул с повозки и, подхватив сестру, опустил на землю. Он видел, как замерли всадники, как их руки потянулись к оружию. Джин почти физически ощутил нарастающее напряжение. Сестра взяла его за руку, увлекая за собой. Напряжение исчезло, словно его и не было. Каждый снова занимался своим делом, не обращая на Джина никакого внимания.

Джин осмотрелся.

Сестра тянула его в сторону.

Он шел за ней, внимательно рассматривая повозки и лица всадников. Он заметил привязанного Верного и чуть в стороне – Пегую. Впереди Джин увидел нескольких воинов, один из которых стоял в центре, отдавая приказы остальным.
- Пойдем, мне не терпится вас познакомить, – ускоряя шаг, улыбнулась сестра.

Слушая ее, Джин повернул голову.

И не поверил глазам.

Каме шел с другой стороны. И он не видел Джина. Его взгляд был прикован только к человеку, отдающему приказы, которого Джин безошибочно выделил, как главного. Каме был одет в плащ с тем же гербом, что и остальные, и у него был меч. Джин видел, как он заходит сбоку, как левая рука ложится на рукоять меча, а правая расслабленно висит вдоль тела. Джин знал это обманчивое спокойствие. Он чувствовал, как Каме собирается, словно натянутая струна, как начинает подниматься его правая рука.

Сестра перехватила взгляд Джина и увидела Каме. Джин уже знал, что будет дальше. Он уже почти видел нож в руке Каме. Он чувствовал этот нож, как будто держал его сам. Сестра кинулась вперед.
- Камеее! – Джин крикнул на секунду раньше, чем Каме метнул нож. Рука дрогнула.
Нож вошел не в сердце барона, чуть выше. Каме бросился вперед, доставая меч. Он двигался быстро, расчищая дорогу к своему врагу.

Сестра бежала к мужу, путаясь в платье. Джин рванулся наперерез Каме.
Он успел вовремя, закрывая собой сестру. Меч замер, рассекая воздух у его шеи. На секунду Джин подумал, что сейчас Каме просто убьет его. Лицо Каме оказалось совсем близко от него, так близко, что он почувствовал дыхание на своей щеке.
Каме с силой оттолкнул его.
Но Джин удержался, перехватив его руку.
Каме посмотрел ему прямо в глаза.
В этом взгляде была такая ненависть, что Джин отшатнулся.
Каме опустил меч. Этой заминки хватило, чтобы к барону подоспела помощь. Они повисли на руках Каме, не давая ему развернуться. Сокрушительный удар по голове завершил дело.
- Камеее!
Джин видел, как разжались пальцы, и меч упал на траву. И как они кинулись на него словно дикие псы, учуяв запах крови.
Он рванулся к Каме, но его схватили, оттаскивая назад.
Он хотел быть рядом с Каме. Хотел стоять рядом с ним. Хотел разделить его судьбу. И не мог. Гнев затопил его сердце.
Он развернулся, пытаясь увидеть сестру.
Сестра сидела на коленях, рядом с мужем, помогая лекарю. Нож лежал на траве. Рана не была смертельной, но барон потерял много крови.
- Сестра! – Джин рванулся в ее сторону.
Она поднялась, поправляя платье.
- Довольно! – крикнула она воинам.
Они нехотя расступились, и Джин увидел Каме. Отчаяние затуманило его разум.
Все расплывалось в глазах, и он не мог разглядеть лицо. Все было кончено.
Он видел, как бесчувственное тело поволокли в сторону леса.

Джин закрыл глаза. Лицо Каме, он увидел его. В своем сердце. Единственный раз.

Джин открыл глаза. Что-то внутри оборвалось. Мир изменился. Его по-прежнему держали его за руки, не давая двинуться.
- Джин! – сестра кинулась к нему.
Она обняла его, пытаясь закрыть от всего мира.
Он смотрел в ее испуганные глаза, в которых стояли слезы, и снова вдыхал этот запах.
Запах ее волос. Запах детства. Запах любви. Запах смерти.

Барон уже стоял на ногах. Чувствовалось, что это дается ему с трудом. Он был бледен и опирался на меч. Он посмотрел на Джина.
- Я отпускаю тебя.
Джин прямо встретил его взгляд.
- Я не уйду без моего друга.
Барон отвернулся, давая понять, что разговор закончен. Он уже снова отдавал распоряжения.

Лагерь сворачивался. Барон возвращался. Он уходил на свои земли. И хотя рана была серьезной, существовала еще одна причина. Барон узнал нападавшего. Он узнал лицо, хотя прошло много лет. С годами Каме все больше становился похож на старшего брата, убитого в том давнем походе. Барон думал о своих сыновьях, которые были еще детьми. Он должен успеть научить их многому. Очень многому… чему может научить только отец.

Хватка ослабла. Джина больше никто не держал. Он рванулся вперед и споткнулся.
Сестра крепче обхватила его, поддерживая.
- Береги себя! – дотянувшись, она быстро поцеловала Джина и поспешила за мужем.
Вдруг обернувшись, снова бросилась к нему.
- Мы же увидимся, Джин?! Мы увидимся?! Скажи мне! Скажи!
- Конечно! Я еще не видел своих племянников! – Джин посмотрел в ее доверчивое лицо.

Он подумал о том, что никогда не сможет быть счастлив. Никогда. Он всегда терял самое дорогое. Сегодня он понял это. Понял, что за любовь можно отдать только любовь. За жизнь – только жизнь. И только смерть ничего не стоит.

Ее сияющие глаза невероятного цвета, если б он только мог быть счастлив вместе с нею. Если бы мог…

URL
2010-11-08 в 20:57 

lib1
все, что нас не убивает, делает нас сильнее
Джин бежал к лесу. В ту сторону, куда уволокли Каме.
Отряд уходил. Лагерь сворачивался по-военному быстро.
Джин смотрел прямо перед собой, не в силах оторвать взгляда от деревьев, за которыми где-то был Каме.
Из леса вышли двое, на ходу отряхивая одежду. Что-то в них привлекло внимание Джина. И когда он понял, что именно, сердце его на мгновение остановилось. Их сапоги были вымазаны землей.

Джин рванулся вперед. Он бежал, осматривая все вокруг. Он искал следы. Каме не было. Его нигде не было. Джина трясло. Что-то внутри холодело. Он хотел найти его поскорее. Он больше не мог ждать.
И он нашел его. Холмик со свежей землей.
Джин споткнулся. Ноги не слушались. Он упал на колени, судорожно разгребая землю.
Это был какой-то инстинкт, он разрывал землю, словно вгрызаясь в нее, все глубже и глубже.
Потом он увидел край плаща и еще быстрее стал раскидывать землю. Ему казалось, что прошла вечность, прежде чем он добрался до тела. Руки Джина были вымазаны по локоть, рубашка стала мокрой от пота. Ему повезло. Яма была неглубокой. Он раскидывал землю, потом вцепившись, тянул на себя. Он вытащил. Задыхаясь от напряжения, разорвал плащ и взглянул в лицо.



Если бы он мог заплакать, он бы заплакал. Но Джин разучился плакать очень давно. Он смотрел на бледное лицо, и ему казалось, что эти ссадины и кровоподтеки – самое прекрасное, что он когда-либо видел. Казалось, Каме просто заснул. Сейчас он откроет глаза и усмехнется, как обычно.
Джин положил голову на грудь Каме и закрыл глаза.
Сердце отстукивало удар за ударом.
- Я всегда хотел сказать тебе…
Сердце снова отстукивало, теперь быстрее.
- Я думал… у нас будет время…
Ему показалось, что сердце остановилось.
- У нас…

URL
2010-11-08 в 21:03 

lib1
все, что нас не убивает, делает нас сильнее
***

Какой-то назойливый звук разбудил. Каме вздрогнул. Он судорожно вздохнул, словно легким не хватало воздуха. Сон, этот липкий кошмар, отступил. Телефон. Каме открыл глаза, пытаясь до него дотянуться. Наконец ему это удалось.
- Джин?!
- Я хотел услышать твой голос…
Джин отсоединился.
Каме посмотрел на часы. За окном только светало. Он натянул одеяло до подбородка и закрыл глаза. Потом снова потянулся за телефоном.
- Казу?!
- Я хотел пожелать тебе удачи…

***

Наверное, он заснул у Каме на груди. Или задумался. Или слишком хотел услышать стук сердца. Время остановилось для него.
И он пропустил момент, когда рука Каме накрыла его волосы.
Джин дернулся, поднимая голову и всматриваясь в его лицо.
- Каме… – в горле пересохло. - Это была моя сестра…
- Джин… – Каме закашлялся. - Он убил моего брата…

Они вышли на поляну. Каме шел медленно. Джин шел рядом с ним. Они не смотрели друг на друга.
Поляна была пуста. Кроме смятой травы и кострищ, ничего не напоминало о том, что совсем недавно здесь стоял лагерь. Легкое фырканье в стороне, под деревьями, неожиданно заставило сердце Джина биться сильнее.
Верный и Пегая были привязаны под деревьями, словно так тут и стояли. Рядом, на земле, завернутые в плащ Джина, лежали его меч и кинжал Каме. Объяснение было простым – лента, вплетенная в гриву Верного.
- Каме, прости, я чуть не опоздал…
- Джин, на этот раз я без тебя бы не справился…

Они снова ехали рядом. Пегая шла мягко, тихой рысью, оберегая седока. Джин похлопал по шее Верного, бережно поправляя ленту. Подарок его сестры.



Конец.
Fanfiction


Rednex - Wish You Were Here


Как я хочу, чтобы ты был здесь,
О, мой родной,
Как я хочу, чтобы ты был здесь,
Как я хочу, чтобы ты был здесь,
Разве ты не знаешь, что без тебя так холодно,
И я по тебе очень сильно скучаю,
И мне очень грустно…
Как я хочу, чтобы ты был здесь,
О, мой родной,
Как я хочу, чтобы ты был здесь,
Как я хочу, чтобы ты был здесь,
Разве ты не знаешь, что без тебя так холодно,
И я по тебе очень сильно скучаю,
И мне очень грустно…
Я полюбила тебя, милый,
Чувствуешь ли ты до сих пор то же самое ко мне?
С того самого момента, как мой взгляд впервые остановился на тебе,
Я начала радоваться жизни, я увидела рай в твоих глазах…
В твоих глазах…
Как я хочу, чтобы ты был здесь,
О, мой родной,
Как я хочу, чтобы ты был здесь,
Как я хочу, чтобы ты был здесь,
Разве ты не знаешь, что без тебя так холодно,
И я по тебе очень сильно скучаю,
И мне очень грустно…
Я скучаю по твоему смеху, по твоей улыбке,
Я скучаю по всему, что связано с тобой,
Каждая секунда – как минута,
Каждая минута – как день,
Когда тебя нет рядом…
Как я хочу, чтобы ты был здесь,
Мне холодно без тебя, любимый,
Как же я хочу, чтобы ты был здесь,
Как я хочу, чтобы ты был здесь…
Поле битвы любви и страха…
Я хочу, чтобы ты был здесь…
Я полюбила тебя, милый,
С того самого момента, как мой взгляд впервые остановился на тебе…
Как я хочу, чтобы ты был здесь,
О, мой родной,
Как я хочу, чтобы ты был здесь,
Как я хочу, чтобы ты был здесь,
Разве ты не знаешь, что без тебя так холодно,
И я по тебе очень сильно скучаю,
И мне очень грустно…


URL
2010-11-09 в 06:24 

На граблях, как на батуте
lib1 спасибо за этот чудный рассказ, мальчики так чувствуют друг друга, несмотря на расстояние)

2010-11-09 в 10:12 

lib1
все, что нас не убивает, делает нас сильнее
anro11 :heart:
Спасибо за теплые слова, и что разделяешь мои чувства!

URL
2010-11-09 в 13:03 

Пока я строю тихую примерную девочку, стерва внутри меня офигевает от происходящего…
Тепло становится от твоего рассказа.

2010-11-09 в 17:20 

lib1
все, что нас не убивает, делает нас сильнее
vampirelife :heart:
спасибо тебе, мне тоже тепло от твоих слов.

URL
2010-11-09 в 17:30 

DanyaIvayev
KAT-TUN - это маленькая жизнь
lib1 Читал не отрываясь. Мне очень понравилось. Сюжет интересный и легко читаемый.
Спасибо :heart:

2010-11-09 в 18:04 

lib1
все, что нас не убивает, делает нас сильнее
DanyaIvayev :heart:
спасибо тебе! Ты, как всегда, найдешь для меня доброе слово!

URL
2010-11-09 в 18:36 

DanyaIvayev
KAT-TUN - это маленькая жизнь
lib1 Мне очень нравится твой стиль написания) Стараюсь не пропускать твои произведения :flower:

2010-11-09 в 19:05 

lib1
все, что нас не убивает, делает нас сильнее
DanyaIvayev :squeeze:
спасибо за такую искренность, мне это очень дорого!

URL
2010-11-09 в 20:30 

а я с марса, ага (с.)
lib1 :beg:

великолепно! это так, так сильно! слов нет, читала на одном дыхании все три части. последняя часть невыносимо сильная другого эпитета мне не подобрать а про последние абзацы я вообще молчу - читала со скоростью света, наверное xD дыхание вообще только сейчас пришло в норму - так я переживала xD

такой восхитительный мир! :heart: мне безумно сильно понравилось!
потрясающе. слов нет, какой крутанский рассказ))) :lip:

спасибо тебе!!!!!))) :kiss:

хочу поскорей продолжения~

2010-11-09 в 21:24 

lib1
все, что нас не убивает, делает нас сильнее
manatus :heart:
спасибо тебе, это такие слова, которые мне хотелось услышать. Для меня это очень дорогие рассказы. Я пишу их довольно редко, эти сны, и кому-то они могут показаться слишком сентиментальными. Но в них я прямо говорю о том, что для меня самое важное. Процитировав, скажу просто - "это все чувства..." Я рада, что тебе понравилось их читать. :kiss:

URL
2010-11-09 в 23:40 

DanyaIvayev
KAT-TUN - это маленькая жизнь
2010-11-10 в 12:24 

«– О боги, Вольха, когда же в тебе проснется взрослая женщина? – Неужели вам так мешает ее храп?» ©Ольга Громыко. «One smile can't change the world, but his smile change mine...»
Как всегда великолепно!:heart:
Очень интересный сюжет и читается на одном дыхании!
Спасибо!:heart:

2010-11-10 в 12:50 

а я с марса, ага (с.)
lib1 :dance2:

с удовольствием прочту еще хоть миллион таких сентиментальных рассказов :3

2010-11-10 в 17:13 

lib1
все, что нас не убивает, делает нас сильнее
DanyaIvayev :love:

Vedm0chka :heart:
и тебе спасибо за такую поддержку. Мне это очень приятно, очень!

manatus :heart:
спасибо! Ты меня успокоила!

URL
2010-11-17 в 20:22 

Sweet Whisper
Everything's got a happy ending; if it's not happy then it's not the end
lib1 я ведь уже говорила, что ты пишешь не фанфики, а истории? ...

2010-11-17 в 21:16 

lib1
все, что нас не убивает, делает нас сильнее
Sweet Whisper :heart:
спасибо тебе, ты для меня всегда находишь какие-то особенные слова. И мне безумно приятно их читать. И у меня на душе становится тепло и спокойно. Для меня всегда важно, что чувствуют, читая. Очень. Спасибо тебе еще раз за эти слова.

URL
2010-11-25 в 18:38 

Такой проникновенный рассказ!!! Было и тяжело и легко одновременно, такие неописуемые чувства... В конце не заметила как перестала дышать и первый вздох был когда Каме ожил! И только тогда поняла, что начала дышать... Спасибо!

2010-11-25 в 18:45 

lib1
все, что нас не убивает, делает нас сильнее
evgehka77 :heart:
спасибо за твои слова, этот рассказ для меня очень дорог, в нем столько для меня всего собрано, он точно часть меня. Наверное, самая лучшая. Это как мое признание в любви ко всем нам.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Liberty-rus

главная